НА ВСЕКИТАЙСКОМ ЧЕМПИОНАТЕ ПО ТРАДИЦИОННОМУ СИНЪИЦЮАНЬ


Галерея: Соревнования в Китае

г.Хэшунь, пров. Шаньси, КНР, 17-20 августа 2006 г. Мы были первыми не-китайцами, принявшими участие в подобных сугубо внутренних соревнованиях; и выступление нашей команды стало сенсацией этих соревнований! А кроме того, после прочтения данной статьи Вы будете знать, как в Китае решаются вопросы любой степени сложности, почему ушу могло родится только в Поднебесной, какие преграды встают на пути иностранцев, путешествующих самостоятельно, что больше всего ценится на "внутренних" соревнованиях по традиционному ушу и как терпение и труд способны менять сложившиеся стереотипы.

Часть 1. Москва-Пекин-Хэшунь  

«Лига синъицюань» поздравляет себя с блестящим успехом на 5 Всекитайском чемпионате по традиционному синъицюань

17-20 августа 2006 года в г. Хэшунь провинции Шаньси прошли всекитайские соревнования по традиционному синъицюань - самое значительное событие года для традиционных школ синъицюань по всему Китаю. Официальное название этого мероприятия звучит так: «5 Всекитайский чемпионат по синъи/синьицюань, ушу туйшоу и 23 шансийские соревнования по традиционному ушу, саньда лэйтай». Официальным организатором являлось Шансийское управление по физической культуре, инициатором и официальным исполнителем - Шансийское общество изучения синъицюань. В оргкомитет и в судейскую коллегию входили признанные мастера из Шаньси, Хэбэя, Шаньдуна, Цзянсу, Ляонина - знаменитых центров синъицюань. В соревнованиях участвовали 116 команд и 1200 спортсменов из Харбина, Шеньчжэна, Хэбэя, Чжэцзяна, Пекина, Цзянсу, Сюйчжоу, Тяньцзина, Шаньдуна, Цзиньнани, Нанкина, Шанхая, Хэнани, Хубэя. Команды могли выставлять любые провинции, города, ассоциации, клубы, нередко город или провинцию представляли 2-3 команды. Больше всего команд, конечно, было из городов провинции Шаньси: Тайгу (6), Тайюань (5), Янцюань, Датун (6), Пиньяо, Цинсюй (5), и еще несколько - «общешансийских». Были представлены все основные направления синъицюань: хэбэйское, шансийское, хэнаньское, синьи Дай.

DSCN7769

Соревнования проводились по 5 программам. Первая, самая большая и по числу видов программы, и по количеству участников, насчитывала 19 видов и включала собственно синъи/синьи, традиционные формы и комплексы, с подразделениями по направлениям и «навороченности», одиночные и парные, с оружием и без оружия, с «довеском» в виде «нормативных таолу синъицюань». Вторая объединяла все прочие стили традиционного ушу, третья была отдана под вездесущий тайцзицюань, четвертая - саньда лэйтай (бои по правилам саньда на помосте) и пятая - туйшоу лейтай («толкающие руки» в движении и тоже на помосте). Возрастные категории: 12 и младше - дети; 13-17 - юноши и девушки; 18-40 - взрослые; 41-59 - «средний возраст»; 60 и старше - «старший возраст». (Ради любопытства занялась арифметикой, благо организаторы предоставили каждому участнику буклет с подробной информацией - выступлений «старших участников» оказалось около сотни! Самому старшему участнику было 75 лет!) Выступления проходили четыре дня в режиме «нон-стоп», утренние часы обычно отводились под «ушу вообще», соревнования по синъи/синьи проходили днем на двух площадках одновременно, третья отводилась под тайцзицюань, а вечером шли бои на помосте....

IMG_0516        DSCN7781       DSCN7754

Несмотря на заявленный принцип - «все, кто хочет, могут участвовать», - эти соревнования были и остаются сугубо китайскими, и сугубо «для своих». Все попытки связаться из Москвы с организаторами по электронной почте или по указанным телефонам оставались безответными, и мы уже были готовы заехать в Хэшунь на пару дней, посмотреть на китайских мастеров и отправиться дальше, благо дел и без того было запланировано немало. Форму, правда, «на всякий случай» с собой взяли.

Без приключений прилетели в Пекин, удачно устроились в гостинице - чисто, дешево, персонал свободно говорит по-английски, бесплатный Интернет, центр города, до метро минут 10 пешком, ну и еще куча мелких приятностей, - ужаснулись 35-градусной пекинской жаре и на следующий день отправились проведать друзей из Пекинского общества изучения синъицюань.

Встреча на тренировочной площадке проходила в привычной дружественной обстановке - демонстрация техники, наставления, обмен новостями.  Двоих наших ребят, впервые приехавших в Пекин, китайские «наставники» тут же заставили что-нибудь показать, одобрительно покивали головами,
Пекин 2006   сделали пару замечаний и начали обсуждать с Михаилом, как улучшить некоторые движения. Мы рассказали о прошедшем фестивале ФШБИ и планах на будущее, китайцы тут же поинтересовались, едем ли мы в Хэшунь. «Да, да, конечно, едем, - заверили мы, - но есть некоторые нерешенные формальности. Нужно созвониться с организаторами соревнований». Вопрос о нашем участии решился одним разговором по мобильному примерно такого содержания: «тут наши русские друзья приехали, спрашивают, можно ли иностранцам в соревнованиях участвовать?» - на что последовала та самая сакраментальная фраза: «можно, все, кто хочет, могут участвовать», и осторожное уточнение: «а работают-то как?». «Весьма неплохо», - заверил наш покровитель, и вопрос был решен. (В Китае до сих пор звонок по телефону - самый действенный способ связаться с нужным человеком, в электронную почту большинство просто не заглядывает и доверия к ней не испытывает - за исключением молодых ребят-программистов и прочих специалистов по ИТ).

Наши знакомые уезжали в Хэшунь на следующий день заниматься подготовкой к соревнованиям, посетовали, что не смогут захватить всех с собой на машине, рассказали, как лучше добираться и кому звонить «в случае чего», и на этом мы распрощались. На подготовку к соревнованиям нам оставалось три дня. Тренироваться будем в парке....

Солнце в Пекине вскакивает из-за горизонта почти вертикально, так что 5 утра - это еще почти ночь, а 6 - это уже вполне день. К девяти утра оно нагреет воздух до 30 градусов, потом будет долго висеть почти в зените, а вечером так же внезапно упадет в дымку на горизонте. Небо - белесое как рассол, солнце плавает в нем белым кружком с размытыми краями. Город подстраивается под заданный солнцем ритм, то же самое делаем и мы. Подъем - в 5.30, к 6 заходим в забегаловку по соседству, где нас уже любят и ценят как клиентов выгодных и престижных (ведь мы ходим к ним, а не к соседям через дорогу, у которых столы слегка почище и штукатурка в тарелку не падает, но душевности в хозяевах меньше). Типичный пекинский завтрак: баоцзы (булочки на пару с мясной начинкой), цзяоцзы (пельмени с начинками самыми разными), все готовится на пару в плетеных бамбуковых решетах; пресная длинная булка, зажаренная в масле - местный пончик, жидкая рисовая или пшенная каша на воде, она же - рисовый кисель - дивная еда после вечерних излишеств (или питье, потому что чая здесь утром не бывает). К пельменям - соевый соус, рисовый уксус и очень острые овощные закуски. Не, раньше чем через полчаса мы отсюда не уйдем.

До парка - три остановки в битком набитом по утреннему времени автобусе с шумной и веселой кондукторшей, которая при посадке первым делом уточнит у «лаоваев», - (местное прозвище для любых иностранцев), куда им надо, если ошиблись - подскажет нужный маршрут, а потом зорко следит, как бы «лаоваи» не пропустили свою остановку. Проезд - 1-4 юаня, в зависимости от расстояния и комфортабельности автобуса. В дешевом наш Коля, выпрямившись, упирается макушкой в потолок.

... Выполнять упражнения цигун, комплексы тайцзицюань и вообще повышать свое гунфу у китайцев принято, повернувшись лицом на север. С нашим появлением утром в китайском парке вопрос о том, где именно сегодня находится север, не вызывает у занимающихся ни малейших сомнений: север - именно на той полянке, где мы обосновались. Особо «продвинутые» всего лишь поворачиваются на нужный угол, не прерывая сидячую медитацию; самые нетерпеливые выбирают для разминки соседние дорожки; самые опытные как ни в чем не бывало пристраиваются тренироваться по соседству, то и дело останавливаясь на перекур, наконец подходят, уточняют, не синъицюань ли это, делятся с Михаилом особо ценными замечаниями, на которые он кивает, не меняя выражения лица, и возвращаются на исходные позиции. Первые полчаса такое положение дел напрягает; потом забавляет; потом становится все равно.

  4-1      5      3  

Двигаться трудно: температура - под тридцать, в воздухе висит пар после ночного дождя, на утоптанных площадках скользит грязь... Преодолевая сопротивление всего и вся, в 25-й раз пытаюсь сделать комплекс - не идет, и все тут. Начинаю завидовать «тайцзишникам», коих вокруг абсолютное большинство - они плавно перетекают из стойки в стойку, изящно помахивая при этом складными мечами (есть такой специальный меч для занятий тайцзицюань, раздвигающийся телескопическим способом, в сложенном виде он помещается в дамскую сумочку). Потом произошло нечто странное - «среда» вдруг перестала быть чужой и враждебной, и пришло ощущение, что небо в Китае - непривычно близко, а от земли идет поток такой силы, что надо просто довериться ему, и тело и сознание подстроятся под него сами собой. Это было очень радостное ощущение «правильного» действия в «правильном» месте, тогда же как-то по-новому подумалось, что ушу могло родиться только в Китае, с его уникальной энергетикой, и что китайцам, наверно, очень трудно выступать за пределами родной страны, без привычной энергетической «подпитки».

Теперь предстояло решить очередную задачу - добраться в Хэшунь. Хэшунь - небольшой городок в провинции Шаньси, зажатый в котловине между горными хребтами, столица во времена древнего царства Шунь и глухая провинция во времена нынешние. Это предгорья - высота здесь примерно 1000-1500 м над уровнем моря, климат - посуше, здесь уже нет такой удушающей жары, как в Пекине, а горные хребты защищают от вездесущей пыли - бича западных провинций.

IMG_0608

Поскольку провинция - проведение всевозможных мероприятий должно быть вполне бюджетным, а поскольку провинция называется Шаньси и является признанной родиной синъицюань - выбор Хэшуня как места проведения соревнований именно по синъицюань представляется вполне разумным. Железнодорожного сообщения нет, но автобусы ходят до всех крупных городов провинции, а многочасовые переезды в сидячем положении - будь то автобус или сидячий вагон поезда - китайцы воспринимают удивительно спокойно. В результате нам нужно добраться до ближайшего к Хэшуню крупного города и станции Янцюань, от него ходит автобус. От Пекина до Янцюаня - всего-то 6 часов поездом, поездов несколько, никаких сложностей мы не ожидали, успев забыть самую характерную особенность китайских железных дорог: билетов нет. В лучшем случае - нет на нужный вам поезд; в худшем - нет вообще, ни на послезавтра, ни на завтра. А за билетами на после-послезавтра приходите завтра, но их тоже не будет. Если у кассы оказывается иностранец, то почему-то именно кассир решает, на каком поезде вам ехать можно, а на каком - нет. Билеты на 8-часовую электричку нам наотрез отказались продать, поставив перед выбором: сидячий вагон ночью или плацкарт днем. Ночь без сна перед выступлением - это чересчур, так что едем днем, разглядывая бесконечные кукурузные поля с рядами непривычно узких тополей, которые вдруг прерываются химзаводами или заводами по производству удобрений, на какое-то время и кукуруза, и жилые сараи вокруг заводов оказываются покрыты толстым слоем то черной, то белой, то желтой пыли - думать о том, чем дышат здесь люди и что собирают с полей, ну очень не хочется, - потом местность становится все более гористой, в небе явственно проступает голубизна, а солнце приобретает все более четкие очертания. Горы завораживают, разглядывать тонущие в дымке линии хребтов можно до бесконечности...

IMG_0603
К 6 вечера высаживаемся в Янцюане и на автовокзале узнаем, что последний рейсовый автобус на Хэшунь ушел минут 20 назад, а следующий - завтра утром. Ничего, любая неразрешимая проблема в Китае всегда имеет более-менее приемлемое решение. Через 10 минут находим такси - микроавтобус, о соревнованиях в Хэшуне местные жители наслышаны, водитель «вычисляет» нас по оружию и, как «своим», называет неприлично низкую цену, на которую мы тут же соглашаемся. Пока мы грузились, парень наслушался ехидных комментариев от менее удачливых (или более корыстных) коллег - продешевил, дескать, надо было ту же сумму в «американских юанях» брать. 3 часа гонки на предельной для этих условий скорости - по горам, причем полтора часа - в полной темноте. Горы - меловые и песчаные сланцы, поэтому оползни постоянные, дорога петляет, водитель, срезая углы и отчаянно сигналя, выскакивает на встречную - впечатления остались незабываемые!

А в Хэшуне парень старательно выяснял дорогу и, гордый собой, подвез нас прямо ко входу нужной гостиницы и как особо ценный груз передал «с рук на руки» организаторам соревнований. Хэшунь - городок маленький, в нем буквально три улицы: две продольных, одна поперечная, и еще одна кольцевая, - и лишь 4 гостиницы. Неудивительно, что к нашему приезду все дешевые места в доступных
DSCN7767   гостиницах оказались уже заняты.Так что нам, как «белым людям» и особо ценным гостям, предложили «люкс», в котором мы всей компанией и поселились. В «люксе» было 6 комнат, в том числе 2 спальни, кабинет с огромным письменным столом, тренажерный зал с зеркалом во всю стену и единственной неработающей беговой дорожкой, комната для переговоров. Ни дополнительных кроватей, ни раскладушек, увы, не нашлось - зато постельного белья нам притащили гору, количество комнат позволяло каждому занять отдельные апартаменты, а толстый ковер - спать на полу... «Удобства» были собраны в одной длинной комнате размером с однокомнатную квартиру, в углу которой находилась душевая кабина, совмещенная с джакузи (джакузи не работала, ибо не была ни к чему подключена, но это ж неважно, правда?). Горячая вода наличествовала три часа в сутки, и кое-кто из нашей компании уверял, что так ни разу ее и не попробовал... 

Зато наличествовала совершенно необъятных размеров гостиная, в которой терялись три кожаных дивана, пара кресел и пара «журнальных столиков», каждый - с небольшой обеденный стол. Ковры (за 5 дней нашего пребывания ни разу не встретившиеся с пылесосом), портьеры, электрокамин, навороченная люстра, телевизор с огромным экраном, выполненная китайским мастером копия знаменитой «Незнакомки» на стене...   Если слегка сдвинуть столы и диваны, то комплекс с копьем в пространство гостиной вполне вписывался, так что тренироваться можно было в любое время дня и ночи. Просторы гостиной неизменно потрясали воображение китайцев, чем мы впоследствии беззастенчиво пользовались при проведении переговоров (на фото в центре - патриарх шансийского синъицюань семьи Сун мастер Сун Гуанхуа).

DSC_0256

Часть 2. Открытие, выступления, город

Церемония торжественного открытия началась на следующий день. К 8 часам утра мы были накормлены завтраком и зарегистрированы, нам вручили пакет документов, ярко-красные футболки с эмблемой мероприятия и карточки участников, так что мы благополучно превратились из шести вольно странствующих русских в команду Российского общества изучения синъицюань (Михаил в роли руководителя, я - в роли старшего тренера, ибо по штату положено, Иван и Слава - в роли самих себя, т.е. спортсменов, и Коля с Жанной - наши кино - и фотооператор). Щит с названием команды (на китайском, естественно) нам вручили перед началом церемонии, сделав его буквально за полчаса.

DSC_0000       IMG_0530

На общее построение мы вышли сразу за судейской коллегией, как особо почетные гости. Соревнования начинались со второй половины дня, поэтому, как только завершились торжественные речи, отзвучал гимн, был поднят китайский флаг и началась самодеятельность - народные танцы, песни, показательные выступления - мы с Михаилом занялись изучением расписания соревнований и составлением заявки на выступления команды. Все сроки для подачи заявок формально давно прошли, но организаторы пошли нам навстречу и сработали четко - проблем со списками участников впоследствии не было.

Очень радовали четкая организация и доброжелательная атмосфера. Зал удивительно «профессионально» и вместе с тем живо и непосредственно - аплодисментами, криками одобрения и поддержки - оценивал все выступления. Впрочем, зал по большей части состоял из спортсменов всех возрастов - от 5 до 75 - и мастеров, еще выступающих и уже не выступающих, приехавших «на людей посмотреть, учеников показать»... Зал ставил свою, неформальную, оценку, судейская коллегия - свою, в которой строго учитывались все формальные критерии, не всегда они совпадали, но за все 4 дня соревнований мы не увидели ни одного недовольного (выступлением или оценкой) лица. Как ни странно, на этих соревнованиях не было «духа соревновательности». Выставлялись баллы, присваивались места - но, в принципе, не это было самым важным, не за этим сюда съехались мастера традиционного ушу со всего Китая. Ценилась возможность показать свое мастерство в кругу единомышленников, возможность общения, ощущение причастности к общей традиции...

DSC_0127

Круг мастеров традиционного синъицюань, при всем многообразии школ и сотнях учителей, довольно тесен и четко структурирован, в нем «все всех знают». Ну, в крайнем случае, знают тех, кто знает... Иностранцы в этом кругу никогда не принимались в расчет. Многие традиционные мастера синъицюань не год и не два преподают иностранцам, и в самом Китае, и за его пределами, но, видимо, бессознательно продолжают считать, что «варваров» можно учить синъицюань, но научить - нельзя, что это «искусство внутренней семьи» за пределы Китая непередаваемо. Теперь, наверное, понятно, с каким любопытством и нетерпением ждали китайцы наших выступлений. В первый день проходили соревнования по формам 5 первоэлементов и 12 животных - один из самых популярных и многочисленных видов. Участвовали мы все, плюс к этому Славе в тот же день предстояло выполнить комплекс с мечом, а Михаилу - гунлицюань.

Мы подавали заявки последними, и теперь выступаем последними в своих группах. Зрители живо реагируют на каждое удачное движение, выброс усилия, четкость и направленность удара. Михаил выходит первым из наших. Первое движение программы - вход в саньтиши - и зал взрывается аплодисментами, которые с каждым движением становятся громче и громче, так что заканчивает он под оглушительный рев на трибунах. Славу и Ивана принимают куда спокойнее, мне начинают хлопать
y_00cee18e   после первой дорожки, и не перестают до самого конца. После выступления надо забрать свою карточку с судейского стола - мне ее приносит главный судья и доверительно объясняет: «ты делала очень здорово, все замечательно, но кое-где сбилась. Увы, 1 места никак не будет...» Что сбилась - помню, а вот причем здесь места, как-то не очень понимаю, мне и так здесь все нравится. Да и мудрено было не сбиться - пока ребята готовились выступать, я вдруг осознала, что им предстоит появиться на двух площадках одновременно, и отправилась утрясать этот вопрос с распорядителями. Утрясла, но времени и сил это отняло изрядно. Появляется расстроенный Слава, которому пришлось сразу же, без перерыва, демонстрировать комплекс с мечом - «все плохо, очков мало, мне б отдохнуть минут 20, сделал бы лучше». Успокаиваю, что, дескать, бог бы с ними, с местами, показали китайцам, что тоже не лыком шиты - уже славно.

Выбрались, наконец, на площадку перед стадионом, здесь идет регистрация перед выступлениями, здесь разминаются, общаются, заводят знакомства, говорят друг другу комплименты, фотографируются... Мы заводим знакомства, с нами заводят знакомства, меняемся визитками, разговоры разговариваем... Михаил извиняется - «отлучусь ненадолго, мне тут гунли пора делать». В глазах китайского мастера читается легкое недоумение - странные, дескать, идеи приходят тебе в голову, ну да ладно, раз хочется... Михаил по обыкновению чисто откатывает комплекс и как ни в чем не бывало возвращается к прерванному разговору.

Специально для любителей цифр привожу итоги первого дня (поскольку больше мы подсчетами очков и баллов не занимались): 1 место за формы - Михаил Андреев (9,1 балла) и показавший следующий результат китаец (9, 03 балла). Места со 2 по 6-е - от 9,03 до 8,93. Результаты Славы - 8,9, Ивана - 8,8, своих приятелей из пекинской команды они обошли, но до призеров не дотянули. Мне и правда не дали первого места за формы, мне дали второе. И - полная неожиданность - у Славы 2-е место за комплекс с мечом цзянь. (А если б он еще и отдохнул...). У Михаила еще и 5 место за гунлицюань. Вполне довольные результатами, отправляемся гулять по городу и ужинать, затем - смотреть соревнования по саньда и туйшоу. Идем по главной улице, то и дело раскланиваясь с участниками соревнований. Чуть ли не половина прогуливающихся по местному Арбату - либо в форме, либо в таких же «фирменных» футболках, как наши, и все искренне рады еще раз засвидетельствовать друг другу свое почтение.

DSCN7765

За любой оградой, во дворе любой из гостиниц либо разминаются, либо исполняют вечерний тайцзицюань, либо «в последний раз» прокатывают комплексы, которые будут показаны завтра. Во дворах и на улочках хутунов совсем мелкие дети старательно размахивают палками, принимают красивые стойки или пытаются заехать приятелю пяткой в ухо. Взрослое население вечерами дружно отправляется смотреть бои и азартно болеет за «своих». Вход строго по билетам, охрана заворачивает всех, от кого хоть мало-мальски пахнет спиртным, - вот только с курильщиками никто даже и не пытается справляться, так что я при всякой возможности выбираюсь из зала «на волю», подышать.

Мы - это, похоже, все европейцы, которых когда-либо видели на улицах Хэшуни... В нас тычут пальцами все - от малышей до вполне зрелых отцов семейств. Это надоедает, и мы тычем пальцами в ответ, но местная публика не находит в этом ничего обидного. Велосипедисты нам вслед сворачивают шеи, и мы держим пари - когда они свалятся со своих велосипедов и мопедов; крохотная девчушка считает нас на пальцах - «хеллоу, хеллоу, хеллоу...» Досчитала, ойкнула от восторга и понеслась хвастаться подружке, скольких «хэллоу» она видела разом.

IMG_0598   А как вы полагаете, сколько человек нужно, чтобы принести один чайник с чаем в один кабинет? Минимум десять, причем двое из них - грудные младенцы. Одна китаяночка несет чайник, две услужливо придерживают двери, еще двум надо срочно что-то поправить на столе, самый смелый идет к Жанне, прижимая к груди заветный фотоаппарат, а в проеме виднеются еще две женщины с малышами на руках. Фотографирование с иностранцами - это ритуал, из которого Жанна, как истинный мастер, делает настоящее шоу. Китайцы неумело, но старательно позируют, барышни хихикают и строят глазки, младенцы не желают сидеть на чужих руках и с ревом тянутся к мамкам... Но если зайти в это же заведение во второй раз, то чайник принесут всего две-три китаянки, и фотосессия завершится минут за пять, а к третьему разу интерес к нашим персонам и вовсе иссякнет.

...А еще нам подсовывают под благословение детей, прямо на улице - «Подержи его за ручку, большая белая женщина. Пусть он будет такой же, как ты». Хлопаю глазами, пытаясь понять, как это может осуществиться чисто технически, - но бабушку, обеспечивающую лучезарное будущее внуку, такие мелочи ничуть не смущают.

Второй день соревнований - у ребят традиционные комплексы, у меня - «неканоническое» оружие. Я как-то оптимистично решила, что уж алебарду-то у кого-нибудь одолжу, не возить же ее по всему Китаю. Оглядываю молодежь - наличествуют цепи, цепы, шесты с наконечниками, иглы синъи и прочие иглы, полулунная алебарда... Единственный более-менее подходящий инструмент зорко стерегут два весьма бодрых деда. Прошу одолжить для выступления - соглашаются, но неохотно. Прошу попробовать - и прихожу в восторг. Алебарда явно самодельная, в меру тяжелая, отлично сбалансированная, работать - одно удовольствие. Хозяин тоже доволен, машет рукой - «бери, мне все равно после тебя выступать...».

IMGA0426     DSCN7803     DSC_0288

Пока жду своего выхода, смотрю за происходящим на соседней площадке, на которой скоро должны выступать наши. Ой, как классно там работает товарищ в черной форме... а способ передвижений - ну очень знакомый. Импульс, выброс усилия, открытие-закрытие - все «как учили», но сразу понятно, что это не ученик, это - мастер. Внешне на Михаила не похож - ни ростом, ни телосложением - ничем, кроме манеры двигаться. И застарелые шишки-мозоли на костяшках пальцев... Потом мы отслеживали его выступления - и всегда он был великолепен. Нет, но надо ж было так обознаться!

На следующий день меня «отловили» на «неформальной» площадке два деда и, очень хитро улыбаясь, предложили поработать с тяжелой алебардой, которую тут же и выдали. Немедленно собралась очень плотная толпа в ожидании шоу - пришлось шоу устроить. Оружие и правда не легкое, но с отменным балансом, так что при правильном обращении ничего особо сложного не требовалось. Деды удовлетворенно покивали - «ага, и правда можешь», потом самим дедам попеняли за то, что они приволокли на выступления такое старье с зазубринами по клинку и самодельной обмоткой, на что они только отмахнулись и в свою очередь, уже на площадке для соревнований, с блеском продемонстрировали парный комплекс «цепь против алебарды». Смотрелось здорово, а уж когда в завершение комплекса один из дедов сел в шпагат - восторг у публики был немереный.

Время до выступления проводим в разговорах с двумя китаянками из Шаньси. Они с иглами - любимым оружием семьи Дай. Меня тут же учат, как с этими иглами обращаться, косятся на алебарду, но показать не просят. Вообще в работе с «неканоническими» видами оружия китайцы творили чудеса, там было на что посмотреть. Оказалось, впрочем, что женщина с алебардой - экзотика даже для Китая, так что глазел на меня весь зал - а также шумел, аплодировал и всячески выражал свой восторг.

DSC_0073

Из парных комплексов мы с Иваном показывали аньшэньпао, это было уже в конце третьего дня соревнований и, при мощной поддержке зала, выступление опять-таки превратилось в шоу. Бойцам на лэйтае не кричали так, как кричали нам - видимо, втайне надеялись на бой «до победного конца». Действо явно произвело впечатление даже на судей - главный судья, возвращая мне карточки участников, заодно вручил свою визитку, написав на ней благопожелания, в очередной раз уточнил, кто я, что и откуда, а потом задал сакраментальный вопрос: «А какой китаец тебя учил?» - «Вон тот» - показываю на Михаила, и едва ли не в первый раз на моей памяти это не вызывает у китайца ни малейшего внутреннего напряжения. «А зови его сюда, интересно поговорить».

Мы сидим на помосте рядом с судейской коллегией, разговариваем и поглядываем на парные комплексы в китайском исполнении, и оторвать нас от этого занятия способны только воистину мастерские выступления. Я наслаждаюсь ситуацией, а китайцы не видят в ней ничего необычного: нашли два мастера возможность поговорить спокойно, за тем, в общем-то, и собирались...

DSC_0136        IMG_0580

«Старшие товарищи» на площадке так же естественны, как в жизни, и спортивные условности их заботят в последнюю очередь. Куда важнее, что такой-то комплекс или прием еще жив, поскольку есть те, кто способен его продемонстрировать, и есть те, кто способен это мастерство оценить.

Самое интересное из всех видов соревнований - выступления старых мастеров с традиционными комплексами своих школ, самое неинтересное - «гуйдин синъицюань», стандартизованные комплексы по синъицюань. В данный момент имеются три комплекса без оружия - трех уровней сложности, - и еще четыре комплекса с традиционным оружием (меч-цзянь, меч-дао, копье и шест). Комплексы составлялись ведущими мастерами синъицюань и предназначены для изучения в школах ушу и институтах физкультуры. Они составлены - точнее сказать, «смонтированы» - из традиционных таолу, и все вроде бы с ними в порядке... но почему-то в них не чувствуется духа и смысла синъицюань. Единственное исключение - когда комплекс показывает один из его непосредственных составителей. Ученики демонстрируют чисто спортивное исполнение - низкие стойки, прыжки, прямая спина... и никакой внутренней работы. Заставляет задуматься о том, что же, в таком случае, передается в традиционной школе ушу, и почему исполнение и чувствование «традиционных» форм и комплексов так разительно отличается от «стандартизованных». Мы не одиноки в своей нелюбви к «гуйдинам» - участников в этом виде намного меньше, чем в остальных, судьи скучают - оценивать один и тот же набор движений, конечно, проще, но смотреть - ну очень уж утомительно.

Соревнования по «гуйдин таолу» - тот случай, когда на «неформальной» площадке перед входом становится интереснее, чем в зале. Здесь знакомятся и встречаются, здесь делятся опытом и обмениваются визитками, здесь показывают все, на что способны, и принимают красивые позы на бесконечных фотосессиях. В какой-то момент Михаилом плотно завладели руководители детских команд со своими подопечными. Начали, как водится, с фотографий «на память», перешли к демонстрации и объяснению акробатических трюков, вскоре ребята «смотрели в рот» русскому тренеру, а взрослые щелкали фотоаппаратами. Наконец, Михаил выбрался из толпы, устроился у входной двери и счел себя в безопасности - не тут-то было! К нему ту же подошли двое полицейских по очень важному делу - попросили сфотографироваться на память.

DSC_0045

В общем, с каждым днем соревнований статус наш становился все выше и выше. Вспомнился молодой парень, который чуть ли не с поклонами вручил мне визитку, но не свою - «я ученик, какие визитки», - а своего учителя - «он был бы рад засвидетельствовать свое уважение мастеру, но сам он приехать не смог, будете в Сингапуре - заходите непременно», - дабы я, с такими же поклонами, передала ее по назначению - Михаилу. На предложение подождать и вручить визитку лично парень только замахал руками - «неудобно, неподобающе, нет-нет-нет» - и быстренько исчез. Больше таких церемоний, к счастью, не встречалось, но вручить визитную карточку школы или своего мастера за неимением своей считается совершенно нормальным.

Мы рассчитываем уехать в Тайюань на последнем, 4-часовом автобусе, тогда еще можно попробовать съездить в Хуашань - священные и для буддизма, и для даосизма, и вообще самые красивые горы Китая.
Но планы рушатся, едва мы появляемся на площадке для соревнований. Организаторы - нам с Михаилом по-китайски, а ребята из Пекина и Тайюаня - Славе с Иваном, по-английски, - объясняют, что вечером имеет место быть церемония торжественного закрытия, и не присутствовать на ней нам ну никак нельзя. Понятно, предстоят речи на вечную тему «русский с китайцем - братья навек». А может даже и банкет по поводу состоявшегося мероприятия, но первое - более вероятно. Ощущая себя общественным деятелем и членом официальной делегации, отодвигаю мечту о горах Хуашань еще на год.   DSC_0170

С участницами из «своей» группы мы раскланиваемся как со старыми знакомыми. Их меньше, чем заявлено - кто-то «сошел с дистанции» и сейчас поддерживает подружку веселой болтовней, кто-то уже уехал. С удивлением отмечаю про себя, что традиционные комплексы большинство китаянок делают очень своеобразно - «плывут», как в традиционном танце, и так же плавно «входят» в позицию, пренебрегая и «выбросом ци», и «взрывным» характером передвижений... Судьям такое исполнение тоже не нравится. Двум девушкам, показавшим хороший темп и отменную технику, поднимают оценки сразу на полбалла - и это в том виде, где у мужчин шла отчаянная борьба за сотые. Ну, собственно, мы с ними и попадаем в призеры. У меня - фантастически высокий балл, поставленный одним из боковых судей, но по сумме - вроде бы третье место (я так и не видела окончательных результатов - сначала было не до того, а потом стало совсем недосуг. Да и какая, в сущности, разница? Все здесь присутствующие и так давно знают, кто мы и чего стоим.).

Только не думайте, что китаянки вообще не владеют синъицюань. «Мастерицы» этого стиля творят такое, что далеко не каждому мужчине под силу, просто почему-то различия в уровне между «мастерами» и «основной массой» у женщин намного заметнее, чем у мужчин.

Все! До церемонии торжественного закрытия у нас еще есть несколько часов свободного времени, и мы
DSCN7744   с удовольствием превращаемся наконец-то в туристов. Город хвастается детской художественной самодеятельностью под открытым небом по случаю воскресенья, ультрасовременным дизайном фонарей и древними воротами на главных улицах, навороченным сквером перед местным дворцом культуры, живописными домиками, прикрепившимися к склонам гор. Все остальное - хутуны, двухэтажные домишки, далеко на окраине просматривается пара заводов в окружении типовых блочных пятиэтажек, и за всем этим, то дальше, то ближе - горные хребты в зеленовато-голубой дымке. Городок маленький, и мы успеваем всё осмотреть всего за пару часов.

Торжественное закрытие начинается с финалов по саньда и туйшоу. Завершение турнира отмечают национальным гимном и отчаянной стрельбой из разномастных хлопушек, после чего начинается вторая часть - торжественные речи, приглашение на помост и награждение победителей командного первенства особо почетными вымпелами. Всем прочим это отнюдь не мешает фотографироваться и на том же самом помосте, и вокруг него - и командами, и поодиночке. Вымпел нам, к счастью, не грозит, но о русско-китайской дружбе и перспективах сотрудничества рассказывает, как и предполагалось, каждый второй. Очень шумно, очень долго и очень утомительно.

DSCN7775

Наконец, официальная часть заканчивается, и на лэйтае начинается шоу - показательные выступления мастеров. Первыми выступают члены оргкомитета, и открывает выступления наш пекинский друг. Маленький, худощавый, весьма немолодой - он двигается настолько резко и стремительно, что напоминает стрижа. Коля едва успевает включить камеру... и потом ее не выключает. Волнуются и подбадривают друг друга давно уже не юные участники, после членов оргкомитета на помост по очереди выходят судьи. Вот появляется «наш» главный судья и неожиданно с блеском демонстрирует... багуа! Спускается с помоста, проходит мимо Михаила, улыбается - «ну как тебе?» Тот молча показывает большой палец.

DSCN7801   Запомнился комплекс с мечом-дао и цепью в исполнении немолодой харбинки - ничего подобного я не видела даже и в мужском исполнении. Да и все остальное было «на уровне», но для нас кульминация наступила, когда в какой-то момент до Михаила добрался распорядитель и поинтересовался, когда, дескать, он готов выступить? Ссылка на отсутствие формы распорядителя не смутила, он посмотрел на брюки и тенниску и счел, что все вполне годится. В таком виде Михаил и появился на помосте после очередного краткого вступительного слова о дорогих гостях из России. Трибуны приветствовали «русского мастера» так, что исполнением комплекса можно было бы уже, кажется, и не утруждаться но, не обманув ожиданий широкой синъишной общественности, Михаил показал «чудун жудун» - не самый простой и не самый известный комплекс синъицюань.

Часть 3. Итоги, отъезд

Формальные итоги соревнований: наша команда (4 участника) заняла два первых места (усинцюань-шиэрсинцюань - формы; копье синъицюань), три вторых места (прямой меч цзянь - традиционные таолу; традиционное оружие синъицюань; усинцюань-шиэрсинцюань - формы), два третьих места (традиционные одиночные комплексы; традиционные парные комплексы), пятое место (гунлицюань), шестое место (традиционные одиночные комплексы. «Лига синъицюань» получила официальное приглашение на следующий чемпионат по синъицюань в Пекине. Оказалось, что не-китайцы, живущие за пределами Китая, любят синъицюань и успешно осваивают его именно как «внутреннее искусство» и как стиль «внутренней семьи». Китайцу поверить в это сложно, но все же можно - например, при допущении, что учил этого особо талантливого «лаовая» особо талантливый китаец. Но вот то, что русские умеют не только учиться синъицюань, но и учить, стало настоящим потрясением. В общем, нас признали «своими» в «высшем свете» традиционного китайского синъицюань. Нам готовы помогать, с нами хотят сотрудничать, нас учат как «своих», как учеников «внутреннего круга». Нас готовы воспринимать как формирующуюся русскую национальную школу китайского традиционного синъицюань. Не, право слово, нам есть чем гордиться!

DSC_0173

...Наутро Небо, все эти дни явно благоволившее соревнованиям и всем их участникам (было тепло, но не жарко; сухо, но без ветра и пыли; дожди если и шли, то исключительно по ночам), пригнало циклон и пролилось дождем - не коротким летним ливнем, а затяжным и нудным дождем. Город, и без того неяркий, стал серым. Таким и запомнился отъезд: ранее утро, серые струи за окном битком набитого старенького автобуса, где сидят уже и на «дополнительных» местах - дощечках между рядами, а вещами занято все свободное пространство, - и у окна сидит девочка лет десяти в ослепительно алой форме, с зачехленным цзянем в руках, - и с легкой грустью расставания смотрит на серые струи дождя за окном...

P.S. Специально для сугубых скептиков перевожу, что пишут о «русской команде» организаторы соревнований в Хэшуне. Цитата взята из отчета о соревнованиях с официального сайта Шансийского общества изучения синъицюань. «В этот раз к участию в соревнованиях впервые присоединились русские поклонники традиционного китайского ушу. Наши друзья из России составили отдельную команду и тоже принимали участие в соревнованиях. Наши «иностранные последователи» традиционного китайского ушу целиком отдают себя занятиям, выступают захватывающе, показывают парную работу в очень плотном контакте, ни в чем не уступают нашим соотечественникам. Их участие, несомненно, добавило значительности, яркости и блеска этим соревнованиям».

Наталья Григорьева
2006 г.

 

 

Поделиться: