ПИНЪЯО - ГОРОД ПОД ПЫЛЬЮ ВЕКОВ


Галерея: Пинъяо - город под пылью веков

Пинъяо - центр одного из уездов в провинции Шаньси. У этого маленького, на 30 тыс. жителей, городка весьма солидный возраст. Городу больше 2700 лет, а уездным центром он стал с момента образования административных единиц в Китае (221 г. до н.э.) и так им и остался до настоящего времени. Благодаря удачному расположению - вдалеке и от столиц, и от границ, но на пересечении многих торговых путей ("и от Цезаря далече, и от вьюги...") - городок мало изменился со времен Цинских и Минских императоров и представляет сейчас, как пишут путеводители, "город-музей под открытым небом". В 1997 году древний город Пинъяо был внесен ЮНЕСКО в Список всемирного культурного и природного наследия. Сейчас он активно развивается как туристический центр, но еще не успел потерять очарование китайской глубинки.

2

…На вокзале в Пинъяо мы оказались ранним утром. Местное время - около 6 часов, вторая половина октября, туманно и весьма прохладно. Днем будет градусов 18, а сейчас явно не больше 5. Агенты местных гостиниц поджидают приезжих, особенно иностранцев, прямо на перроне. Договорились о гостинице в старом городе за очень умеренную плату.

- Ну что, поехали? - торопит агент.
- Сейчас, только сначала билеты до Сиани купим.
- Не купите. Касса работает с 7, к тому же в кассе только билеты в сидячий вагон.
Касса и правда закрыта, с проблемой билетов в Китае мы уже не раз сталкивались, а о том, что выбираться из Пинъяо непросто, я слышал и раньше.

1   Едем в гостиницу, дальше посмотрим, что делать. Наш агент, он же и моторикша, довольный "уловом", помог нам загрузиться в его транспорт. Вообще в Пинъяо автомобили встречаются гораздо реже, чем подводы на лошадиной или муловой тяге, а большинство населения ездит на мотоциклах, мопедах или велосипедах - ну просто столица китайских рокеров. На главной улице через каждые сто метров яркие плакаты зазывали в "Улинь, музей боевых искусств". Мы попали в правильное место, подумал я. Через пять минут подъехали к городским стенам. На травке у стены, на дорожках, на площади перед воротами разновозрастный народ многочисленными группами, группками и поодиночке практиковал тайцзицюань. Через прорубленный в стене вход слева от Западных городских ворот наш рикша въехал в старый город.

Старый город

Думаю, самое время описать город поподробнее. В середине 90-х годов китайцы с изумлением обнаружили, что, несмотря на все усилия Культурной революции, Больших скачков и прочих китайских рывков, надрывов и потуг, Пинъяо в провинции Шаньси (той, которая "к западу от гор") сохранил очаровательный вид уездного города династий Мин и Цин. В пределах древних крепостных стен практически отсутствуют порождения архитектуры индустриальной и постиндустриальной эпохи, если таковая наступила во всем Китае, а не только в Шанхае, Гонконге, Шечжене и Пекине. По справочным данным, город представляет собой равнобокую трапецию, самая длинная и изогнутая южная стена протянулась на 4 ли, три остальные длиной примерно по 3 ли каждая (один ли - примерно 0,6 км). На местности трудно отличить контуры городских стен от правильного квадрата.

3

С севера, востока и юга дорогу к стенам преграждал ров метров в 6 шириной. Защитные стены высотой около 10 м - насыпные и обложенные серым кирпичом. Все постройки в городе - из того же серого кирпича, им же, по-моему, выложены и мостовые. Ширина стены наверху около трех метров, и рикши, катающие по ней туристов, разъезжаются без особых проблем. Городская стена, опять же по справочным сведениям, укреплена 72 башнями (по количеству учеников Конфуция). На мой взгляд, наиболее  интересны угловые и надвратные. В городе шесть ворот: Южные, Северные, Верхние и
DSCN7811    Нижние Восточные и Западные. Подступы к воротам укреплены бастионами. Противник, ворвавшийся за первую решетку, оказывался в кольце стен. От ворот идут центральные улицы с простыми и понятными названиями: Большая западная улица (в центре города переходящая в Большую восточную) и Большая северная, перетекающая в Большую южную. Их реставрировали и восстанавливали в первую очередь, они яркие, пестрые, шумные, именно их рекомендуют туристам для осмотра. Там расположены городские храмы, усадьбы, бывшие конторы, которые стали музеями быта средневекового китайского города. Вдоль них расположены многочисленные лавки по торговле сувенирами и китайскими "древностями". Сувениры изготовляют здесь же, "древности", скорее всего, производят и "доводят до кондиции" во внутренних двориках, в заведениях с парой компьютеров, принтером и сканером "творят" китайскую живопись и каллиграфию - из тех, что подешевле.

Многочисленные ресторанчики на центральных улицах нередко имеют меню еще и на английском языке. "Английские" цены, если они указаны, обычно в 2-3 раза выше "китайских". Сейчас в Пинъяо приезжает две-три группы организованных иностранных туристов в день, по 5-10 человек каждая, плюс несколько "дикарей" вроде нас. "Дикари" отличаются знанием страны и языка, нередко - объемистыми рюкзаками, странствовать предпочитают поодиночке или парами. Конечно, китайских туристов в Пинъяо значительно больше, организованный туризм здесь в почете, но и поток иностранцев постепенно растет.

По всему городу активно идет строительство, восстановление и реставрация древних зданий. "Строительство древних зданий" - не оговорка и не насмешка. Дело в том, что для китайца развалины сами по себе не представляют никакой ценности, в том числе исторической. Их сносят, а здание восстанавливают таким, каким оно было (или должно было быть). С китайскими древностями происходит то же самое. Древности в Китае копируют как минимум с Сунской эпохи, поэтому некоторые копии не сильно моложе оригиналов, а если копия еще к тому же и сделана точно, то отличить ее от подлинника не представляется возможным даже профессионалам. Из-за активного строительства и реставрации в воздухе постоянно висит всепроникающая пыль. Эта "пыль веков" тонким слоем покрывает все сувениры в лавках, забивается в глаза, нос и рот, так что через некоторое время начинаешь плеваться и сморкаться как заправский китаец.   4

Помимо многочисленных лавок, магазинчиков, ресторанчиков, мастерских и просто жилых домов, восстановлены несколько храмов и ямынь (присутственное место для городского начальства, оно же судебная палата, оно же местная тюрьма). Восстановлено, правда, далеко не все. Например, кумирню Гуань вана (Гуань Юй - один из генералов-героев Троецарствия, ныне бог войны) мы так и не нашли. Пару раз прошли по улице - нет кумирни, спросили у местных - не, говорят, не знаем, наверное, еще не построили. Может, вот это заброшенное строение? Может, и оно, только вы лучше туда пока не ходите, да там, впрочем, и входа-то нет.

…Наша гостиница - типичное китайское сооружение времен до Синхайской революции. Три двора, вдоль дворов в два этажа жилые и хозяйственные помещения. Расписные балки, узорчатые окна выходят во внутренний двор, который уставлен горшками с цветами и кадками с деревцами. Во дворе пасется сторожевой кот, в ошейнике и на веревке, привязанной к гире - ну прямо как сторожевая овчарка у нас
DSCN3872   в деревне. Хозяйка показывает номер - комната на первом этаже, без удобств, в ней темновато и холодновато, - видит наши кислые физиономии и ведет по старой, украшенной резьбой, каменной лесенке на второй этаж. Комната маленькая. Внутри вдоль окон идет кан (традиционная для северных провинций отапливаемая лежанка), на кане постельное белье и маленький, высотой сантиметров 30 столик с чайными принадлежностями. В общем, где спим, там и едим, ну и наоборот. Над каном кондиционер и вентилятор, по стенам развешана какая-то живопись, дверь рядом с каном ведет в крохотный совмещенный санузел - но душ в нем наличествует. Начинается торг. Хозяйка немного говорит по-английски и поэтому за эту комнату хочет много. Мы переходим на китайский, цена быстро падает. Я оформляю в конторе наше пребывание в гостинице, заодно прошу хозяйку заказать билеты из Пинъяо в Сиань. Обещает сделать, но предупреждает, что заказ обойдется в 40 лишних юаней.

Отправляемся гулять и вскоре останавливаемся у лавки древностей. У дверей стоят старые (или искусственно состаренные) цзяни, дао, сабли китайской революционной армии, японские офицерские катаны времен второй мировой. На стене висят парные крюки, уйма разного рода ножей и кинжалов. Повертев в руках разное оружие, идем дальше. Заходим в небольшой книжный магазинчик, спрашиваем, есть ли книги по ушу. Первое (и единственное), что приносит девочка-продавщица - книгу по синъицюань ветви Сун Шижуна! Ох, забавный, однако, городок! Я прошу стереть с обложки вездесущую пыль и покупаю книгу. Для завтрака выбрали мусульманское заведение у самых ворот, маленькое, но чистое и опрятное, рассчитанное на местное население, а не на туристов. Мусульмане оказались правильными, а посему спиртного в заведении не было, в том числе и желаемого по прохладе утра хуан цзю (рисовое вино, подаваемое горячим с приправами). Обходимся лапшой с бараниной, овощами, доуфу и чаем. Лапша, как всегда, у мусульман самая вкусная, правда, мусульманская кухня обычно более острая, чем ханьская в той же провинции.

Музеи боевых искусств

Отправляемся к музею боевых искусств. Музей определить очень легко, у большинства городских домов ниже балок, поддерживающих крышу, идет роспись на различные сюжеты. Балки баогуаней расписаны воинскими сюжетами. Вход во все городские музеи, в том числе и на крепостную стену - по единому билету, действует он три дня, стоит недешево - 100 юаней. Пока я ходил за билетами, Наталья с Михаилом прослушали в одной из лавок увлекательную лекцию. Старик-хозяин в надежде продать с удовольствием показал и старинные наборы для каллиграфии, и ящички с принадлежностями для курения опиума. Тут же продемонстрировал, как все это добро использовалось.

Заходим в баогуань - охранное подворье. Оно представляет собой традиционный китайский дом, состоящий из трех прямоугольных дворов. В принципе такую же структуру имеют банковские конторы, дома чиновников, монастыри и даже императорские дворцы, может различаться только размер прямоугольных дворов, высота павильонов и домов, назначение конкретных залов, количество боковых помещений. В данном случае в залах вокруг первого двора вели переговоры, заключали сделки, принимали клиентов - в общем, вели "внешние" дела.

113   Город Пинъяо - город купцов и банкиров, он находился на пересечении многих торговых путей, был одним из центров шаньсийской торговли. Именно здесь, на Сидацзе, Большой западной улице, появилось первое в Китае банковское учреждение. В период наивысшего расцвета в Пинъяо было 22 банка, и город считался финансовым центром страны. Понятно, что охранное дело здесь было поставлено профессионально. Примечательно, что здешние мастера отдавали предпочтение двум стилям - синъицюань и багуачжан, считая их наиболее эффективными в реальном бою. Здешние школы ведут свои родословные от таких мастеров синъицюань, как Сун Шижун, Сун Телинь, Че Ичжай, Ван Чженцин, Ван Чжицзи, Цао Тиюань (старичок на фото слева), Цзоу Эрба. В одном из баогуаней нам встретился оригинал знаменитой фотографии встречи Че Ичжая с Го Юньшэнем. Из четырех баогуаней, в которые мы заглянули в Пинъяо, в двух до сих пор преподают синъицюань.

Дальше идут кумирни с алтарями богов-покровителей, среди богов - знаменитые мастера древности. Сейчас здесь представлена экспозиция - история школы и мастеров, работавших в подворье. На стенах и в витринах - фотографии, оружие старых мастеров. Дальше - жилые и рабочие помещения, кухня, в глубине - хозяйственные постройки. Третий прямоугольный двор заканчивается хозяйским домом - зданием несколько более высоким и основательным, чем остальные, в нем внизу рабочие помещения и алтарь предков и богов, вверху жилые комнаты хозяев подворья.

01DSCN7818

За хозяйским домом находится внутренний дворик, куда посторонним вход заказан. В баогуанях здесь находилась тренировочная площадка, на которой оттачивалось мастерство во владении оружием и рукопашном бое. Вдоль стен стоят различные приспособления для развития силы и ловкости, стойки с разными видами оружия. Конечно, грех было не опробовать оружие на площадке, где занимались многие известные мастера прошлого. Сейчас внутренние дворы баогуаней небольшие - человек на 10, не больше, но во времена расцвета охранного дела площадь таких внутренних тренировочных дворов доходила до 400 кв. м.

DSCN7840   017

Средневековые казённые учреждения

Следующий объект - ямынь. Ямынь в средневековом Китае - это судебная и исполнительная власть в одном флаконе, и только право быть избранным у средневекового китайца реализовывалось в экзаменационной палате, примыкавшей к храму Конфуция. В ямыни располагался офис управляющего уездом, здесь же располагалась судебная палата, здесь же производилось дознание, здесь же находились помещения для городской стражи, тут же и городская тюрьма. Комплекс получается достаточно большой - миновав непременные колокольную и барабанную башни, попадаешь во второй двор. Слева и справа помещения для стражи, а прямо перед тобой - судебная палата. В ее боковых помещениях - комнаты для допроса с пристрастием, там сейчас представлены различные пыточные орудия и приспособления для казни, на стенах фотографии конца 19 - начала 20 вв., демонстрирующие весь полет китайской судебной мысли в действии.

DSCN3921  DSCN3919   DSCN3920

Если от помещений для стражников повернуть налево, то попадаешь на тюремный двор. Тюрьма при ямыне, впрочем, была не местом заключения, а всего лишь местом временного содержания, камеры - каменные мешки с решетками - все же оборудованы канами. Средневековая китайская судебная система вообще не предусматривала тюремного заключения как наказания. К наказаниям относились: смертная казнь в разных видах, в зависимости от тяжести проступка - от банального отрубания головы до постепенного разрубания на части; отрезание различных частей тела; порка; ношение канги. Канга - тяжелая деревянная доска с отверстием для шеи и рук, которая на определенный срок надевалась на осужденного. В таком виде осужденный выпускался на свободу. Впрочем, свобода в данной ситуации была весьма относительна, человек в канге не мог ни поспать толком, ни поесть самостоятельно, а уж что он делал в сортире с этим приспособлением, сложно и представить.

5

Другим наказанием за тяжелые проступки была ссылка, причем ссылали необязательно в местную Сибирь, могли сослать в провинцию с гораздо более благоприятным климатом. Суть наказания - в лишении родины, и степень наказания измерялась удаленностью от родного дома осужденного. Китайцы - существа глубоко общественные, неслучайно они за границей селятся "Чайнатаунами". Извлеченный из привычной обстановки, оторванный от дома и семьи, китаец будет страдать и мучиться. Мне известны случаи, когда китайцы, лишившиеся в силу обстоятельств привычного окружения, начинали хандрить и заболевали. Справа от судебной палаты, за помещениями для стражи, расположен небольшой парк с прудиком и беседкой для отдыха - после тяжелого допроса и отдохнуть не грех.

7

Вечером во всем городе погас свет, и многие ресторанчики и гостиницы, в том числе и наша, освещались свечами. Я вышел на гостиничный балкон, черепица соседних крыш мягко освещалась луной, во дворе по перилам были расставлены свечи, мягко освещавшие стены гостиницы, где-то в соседнем дворе играли на флейте...

Храмы: даосские, буддийские, конфуцианские...

...Утром мы прошлись вдоль наружной стороны крепостной стены от Западных ворот к Северным, обнаружили, что воду в реконструированный ров еще не налили, а все многообразие ушу сведено к тайцзицюань в исполнении бодрых китайских пенсионеров. За Северными воротами, у самой стены, расположился утренний овощной рынок. Для расчетов используются весьма архаичные весы, состоящие из планки на цепочке, чашечки на одном из концов планки и грузика - на другом. При взвешивании планка сдвигается в положение равновесия, так и определяется вес. Такими же весами пользовались в местной аптеке для взвешивания ингредиентов лекарств традиционной медицины. Впрочем, арсенал местной аптеки был победнее, чем в Пекине, и состоял в основном из корешков и травок, всякие оленьи рога и сушеные летучие мыши здесь отсутствовали - не столица. Чуть отойдя от ворот, зашли подкрепиться пельменями и рисовым киселем и направились на прогулку по местным храмам. Первой в списке значилась кумирня Гуань вана, которой мы так и не обнаружили, зато насмотрелись на серые улочки и дома, которых не касалась рука реставратора.

DSCN3939   DSCN3943   DSCN3871

Зато Ченхуанмяо, храм Городских богов, предстал перед нами во всей красе. Перед входом - красивая расписная арка, у входных ворот - статуи двух гарных китайских хлопцев, ведущих лошадей в поводу. От входа до барабанной и колокольной башен протянулся цветник, усаженный чайными розами. За башнями начинаются галереи. По правую руку - галерея судей ада. Они восседают по центру, в двух помещениях справа и слева от них - картины китайского ада: суд, пытки грешников, перерождения по заслугам - такого и в китайском ямыне не увидишь… На все это сверху, с Пэнлая, взирают небожители. По левую руку - галерея духов земли и матушки Сиванму, там уже никаких кровавых сцен, все чинно и мирно, сидят вдоль стены почтенные старцы и чиновного вида молодцы, и только у матушки Сиванму в отдельном кабинете некоторый бедлам - дети, дети и еще дети...

6

В этом же дворе - кумирня бога-покровителя города Пинъяо. Перед кумирней большая курильница, сам бог-хранитель изображен в виде грозного чиновника (может, он когда-то таким и был), стены расписаны сюжетами на военные темы. Следующий двор заканчивается двухэтажной кумирней, в ней стоят статуи и богов народного пантеона, и буддийских божеств, среди легко опознаваемых - бодисатва Гуаньинь. На стенах перед кумирней изображены деяния Гуан Юя и других героев китайской древности.

11DSCN7905   DSCN4000   DSCN3973

Перед кумирней - большая курильница, в которой китайцы сосредоточенно жгут жертвенные деньги. Сам двор перед кумирней напоминает театр. Внизу по бокам идут столы и лавки, наверху - галерея с балконом, а прямо напротив кумирни на втором этаже - этакое председательское место, большое кресло на площадке под крышей, скорее всего, оно предназначалось для правителя уезда. Можно предположить, что на этом дворе и происходили мистерии в честь богов.

Шагах в двадцати через улицу от Ченхуанмяо находится храм Конфуция, при нем - городское училище и экзаменационная палата. В средневековье путь к большому китайскому счастью лежал через систему экзаменов. Экзамены подразделялись на уездные, областные и столичные, система экзаменов начала складываться при Ханьской династии, и уже при Танской династии экзамены происходили регулярно. 
Человек, сдавший уездные экзамены, получал право на участие в областных, сдав областные экзамены, можно было претендовать на чиновничью должность, а люди, отличившиеся на столичных экзаменах, становились сановниками при дворе или губернаторами провинций. Экзаменующийся писал сочинение по китайской классике, где демонстрировал как грамотность, так и познания в классических сочинениях, посвященных этикету, философии, экономике и так далее. Помимо гражданских экзаменов, существовали и военные, проводившиеся в военной палате, экзамен состоял из теоретической части - сочинения, - и практической демонстрации воинского умения, но воинские экзамены проходили не так регулярно, как гражданские.

DSCN4022   Перед входом в училище - ворота, стены по бокам от ворот испещрены иероглифами с именами учеников города Пинъяо, надеющихся сдать экзамены в высшие учебные заведения. С внутренней стороны ворот - деревянные таблички. Справа - сюцаи династии Цин, сдавшие уездные экзамены, слева - современные студенты, поехавшие учиться в США. Вот она, живая преемственность традиций по-китайски. За воротами находятся учебные помещения и экзаменационная палата, там находится экспозиция, посвященная экзаменам в Цинскую эпоху: образцы сочинений, шпаргалки, место для экзаменующегося и т.д. и т.п.

Напротив училища - храм учителя всех поколений и наставника императора, Кунцзы. Храм был построен в 1162 году, в то время эта территория принадлежала чжуреньской империи Цзинь (Золотая). Нашим гидом по храму Конфуция вызвался быть китаец - охранник, он изучает английский и решил попрактиковаться - пройтись с иностранцами, рассказав им все, что знает о храме.

В первом зале находятся росписи с различными историями из жизни Учителя десяти тысяч поколений. В следующем зале по центру статуя Кунцзы, а по бокам - статуи особо приближенных учеников, первые 10 из 72. Перед статуей Конфуция две колонны: одна пустая, другая полная. "Некоторые сдают экзамены, а некоторые - нет", как сказал наш гид. В храмах Конфуция всегда присутствуют музыкальные инструменты, эти храмы нередко называют еще и "Вэньмяо", т.е. "Храм Культуры". С колокольцами вышло забавно: едва я подошел постучать по ним, как сразу подошел служитель и сказал, что это делать запрещено. "Ему можно, - уверенно парировал наш гид, - он - большой знаток китайской истории". В предыдущей палате я продемонстрировал некоторое знакомство с сюжетами из жизни Конфуция, а любые познания из области китайской истории, демонстрируемые иностранцами, производят на китайцев неизгладимое впечатление.

DSCN4058       DSCN4061

Меня сразу окружили храмовые служители, стали выяснять, откуда я. Один спросил, нет ли у меня с собой русских денег - он коллекционировал иностранные деньги. В общем, местные служители обменяли всю мою рублевую наличность на юани по курсу один к трем… полагаю, такого выгодного обмена русские в Китае еще не видывали. В карманах оставались еще русские монеты, их я подарил нашему гиду.

DSCN4074   Перед выходом из храма на улицу когда-то были ворота, но теперь центральный проход через них замурован. Через эти ворота проходили жители города Пинъяо, сдавшие столичные экзамены, их встречали с особым почетом. Но во времена Цинской династии никто в городе столичных экзаменов не прошел, и ворота замуровали за ненадобностью. Перед воротами - мостик через фонтан, на дне фонтана - три камня с иероглифами "счастье", "долголетие", "богатство". Если бросить монетку так, что она ляжет на камень, то будет тебе счастье, богатство и долголетие. Однако, как заметил Михаил, если слишком долго кидаться, то богатства тебе точно не видать.

Прогулкой по городской стене от Северных ворот до Восточных мы решили завершить экскурсионную программу. Для начала поднялись на надвратную башню у Северных ворот. Сверху фортификация Пинъяо выглядит так же внушительно, как и снизу. Со стены можно наблюдать за жизнью во внутренних двориках, за тем, что обычно скрыто от глаз постороннего наблюдателя глухой внешней стеной. Там было тесно, бедно, скудно - серые стены, серые плиты двора, велосипеды, цветы в горшках по углам. Там хозяйки перебирали зелень, готовили обед, играли детишки, в общем, проистекала жизнь.

DSCN4126    DSCN4122

Вечером собрали вещи, погрузились на гостиничного моторикшу и понеслись по улицам вечернего Пинъяо навстречу приключениям в общем вагоне поезда Тайюань - Чэнду…

Сергей Воробьев
2004 г.

 

Поделиться: